?

Log in

No account? Create an account
КАЖДЫЙ ДОКУМЕНТ - ЭТО СЛЕД!
СВЯЗИ - это цепочка между Вами и мной через документы!
Юбилейные впечатления 
19-апр-2010 04:01 pm


Очень мне понравилась картинка на официальном сайте РАЕН.

 Памяти Первого президента РАЕН

Я не могу себе представить его в этом возрасте. Неужели к сегодняшнему дню испарилась бы его неукротимая энергия, как у многих его живущих соратников? Куда бы делись нереализованные амбиции, неиссякаемый фонтан идей? Хотя , конечно, даже по этой фотографии видно, что он устал. Буквально, смертельно...
****
Академия родилась из детской мечты. Небольшая комната в коммунальной квартире на Петровке. Окно в бетонный мешок дворика без солнечного света. А в то же время престижная школа у Никитских ворот, где преподавала бабушка. Она организовывала лекции академиков и самых лучших поствоенных советских ученых для своих учеников. В числе лекторов академик Зелинский, профессора Бетехтин и Яхонтова и многие другие. Отсюда масштаб цели - профессор-академик.
****
Московский Университет давал возможность достижения цели, кроме того студентам геологического факультета давали униформу, а летом можно было съездить на практику в Крым. Он первым среди одногрупников защитил докторскую. Попытался прорваться на заведующего кафедры и был остановлен тогдашним серым кардиналом геологического факультета - академиком Смирновым. Владимир Иванович сказал ему" куда торопиться, ты еще молод, а Тугаринову уже много лет и другого шанса не будет". Тугаринов на следующий год после избрания заведующим кафедрой умер и с тех пор кафедра медленно год за годом умирала. А ведь могла жить. И был бы жив он.
****
С возрастом и профессиональным ростом масштаб цели вырос до уровня Вернадского. Он много и с упоением рассказывал о нем на лекциях. Примером было все: и множественность научных ипостасей, научная школа, минералогический музей, кафедра минералогии в том самом здании, где когда-то преподавал и руководил всем тем же самым Вернадский, и ... руководство Академией, пусть и Украинской. Он не мог допустить перемещения детища Вернадского из его дома на 26 Бакинских комиссаров. В этот момент он возглавил борьбу за музей МГРИ с целью оставить его в здании на Моховой, договорился с кучей академиков во главе с Яншиным, организовал их письма в Правительство и ЦК КПСС. Он очень хотел сделать академический музей со статусом академического института.
Я до сих пор помню его рассказы  того времени по телевизору в рамках "Очевидного-невероятного" о Вернадском, о здании музея и о всем университетском районе на Моховой. В этот момент возникла новая мечта воссоздать университетский городок в центре Москвы. Он называл его "Московской Сорбонной".
Музей остался на месте (там стоит и по ныне), статус его действительно стал академическим (потрясающая синекура для бывших ученых с амбициями), однако, ему никогда не было суждено быть его директором.
А ведь какой мог быть музей! И был бы жив он!
****
Сорбонна. Сорбонна. Она и была в основе его первых шагов в сторону РАЕН. Он заразил будущих коллег по академии идей создания нового Российского Университета на месте отмершего Ломоносовского. Организовал и подписал кучу документов по передаче зданий Университета на Моховой РАЕН. Последнюю подпись поставил Хасбулатов. Но восстали журналисты под руководством Засурского, испугались потерять здание своего факультета, несмотря ни на какие заверения, организовали первую на моей памяти травлю во всех центральных газетах.

Тогда был первый инфаркт. Сразу после того, как Хасбулатов отозвал свою подпись.
А ведь какой бы мог быть университетский городок в центре Москвы!!! И был бы жив он!
****
Инфаркт инфарктом. Но была уже создана Академия. Он мечтал, чтобы это была Академия настоящих ученых, единомышленников. Чтобы туда не проскочила ни одна гуманитарная академическая мышь зараженная бациллой коммунистической идеологии. Отсюда идея: членами Академии должны были быть только ученые, подтвердившие свой статус зарегистрированными открытиями и нобелевские лауреаты. Академия была создана удивительно удачно. СССР уже практически развалился. Новой России была нужна новая академия. Члены Академии наук СССР  боялись потерять свой статус с развалом Союза. И многие тогда записались, о чем сейчас стараются не вспоминать.

Его идеалом была французская Академия, о которой так замечательно написал Андре Моруа. Моруа долго отказывался подавать прошение о вступлении в Академию из-за обязательной процедуры личного знакомства с действительными членами. Считал, что с него достаточно окружающего занудства. Как-то раз, он уступил уговорам окружающих, и оказалось, что академики приятнейшие люди с которыми можно было бесконечно говорить о жизни, о женщинах, о вине и т.д. Со временем ежемесячные заседания в академии стали для него приятнейшим времяпровождением. По-моему, в конце этой новеллы он написал, что "Французская Академия - это то место, в котором каждая сказанная сегодня шепотом фраза, завтра становится известной всему миру" (не гарантирую точность цитаты).

Время было голодное, безденежное, и он всеми силами пытался найти финансирование для новорожденной. Он убегал из реанимации на заседание Верховного Совета и я смотрел по телевизору, как он выступал на сессии, держась рукой за грудь. Тогда он запустил бациллу в свое детище. Помнится, мы здорово ругались из-за этого. Он отошел от принципов чистой науки и стал принимать в Академию тех, кто мог помочь с финансированием. Жизнь победила мечту!!!! А ведь какая могла быть Академия! И был бы жив он!
****
За две недели до конца умер мой тогдашний директор - академик  Барсуков.Умер на операционном столе. Шунтирование сосудов. Отец должен был оперироваться следующим. Было жаркое, очень жаркое лето. На похоронах Барсукова мы виделись последний раз. На панихиде на Новодевичьем кладбище он хотел еще раз обратить внимание на РАЕН и попросил академика Жарикова предоставить ему слово. Жариков дал слово последним, когда народ уже очень устал и в самый момент его выступления пошел товарный состав по Окружной. Он был очень расстроен и очень плохо себя чувствовал. Я до сих пор не могу понять зачем для РАЕН было его выступление на похоронах. Он, наверное, знал. А ведь мог бы жить!
****
А картинка хорошая. Очень хорошая!

This page was loaded сент 15 2019, 12:44 pm GMT.