?

Log in

No account? Create an account
КАЖДЫЙ ДОКУМЕНТ - ЭТО СЛЕД!
СВЯЗИ - это цепочка между Вами и мной через документы!
О сложности смысла термина "реакционность" в приложении к дореволюционной профессуре 
4-июл-2009 11:47 pm

В предыдущем посте я споткнулся об исход профессоров из Казанского университета в связи с "делом Лесгафта", связь этого исхода с братьями Ковалевскими и, в конечном счете, с неудачным магистерским экзаменом Синцова-Могилевского. Больше всего меня смущала очевидная связь "реакционности" факта не сдачи экзамена и реакционности казанской профессуры.

Для начала я понял, почему Владимир Онуфриевич Ковалевский, возвратившись в Россию в январе 1873 года с кучей материалов по истории лошадей, пришел сдавать экзамен по геологии в Новороссийский университет. Дело в том, что его брат в 1869 году ушел из Казанского университета, где был близко знаком с Головкинским, а в 1873 году, вернувшись из длительной зарубежной командировки, стал профессором и даже проректором Новороссийского университета. Там он договорился со своим товарищем по Казанскому Университету Головкинским о приеме экзамена у брата. Если бы Николай Алексеевич не задержался в загранкомандировке, все бы кончилось хорошо для Владимира Ковалевского, но вмешался случай в лице ранее "об_____нного им с ног до головы" Ивана Федоровича Синцова. Кстати, если внимательно прочесть вклад в науку А.О. Ковалевского, понимаешь природу эволюционного подхода к палеонтологии младшего брата.
Ковалевский Александр Онуфриевич (1840-1901 гг.)
Выдающийся русский эмбриолог-эволюционист, род. в 1840 г. Первоначальное образование получил дома, затем в корпусе инженеров путей сообщения, откуда вышел в 1859 г. и поступил в спб. университет по разряду естественных наук. В 1860—1862 гг. занимался в Гейдельберге у Бунзена, Kapиyca и Бронна, затем в Тюбингене у Лейдига, Моля, Лушки и Квенштета. В 1862 г. окончил курс в спб. университете,.
В 1865 г. защитил магистерскую диссертацию "История развития ланцетника Amphioxus lanceolatus", в 1866—67 читал курс сравнительной анатомии; в 1867 г. защитил докторскую диссертацию об анатомии и истории развития форониса из отряда червей. В 1868 г. — профессор зоологии при казанском университете, в 1869 г. перешел в университет св. Владимира (Киев). В 1870—73 гг. совершил поездку с ученой целью на Красное море и в Алжир; в том же году перешел в Новороссийский университет, где некоторое время состоял проректором.
С 1891 по 1894 гг. - профессор гистологии в СпбУ;

После новой заграничной экскурсии избран в 1890 году ординарным академиком Императорской Академии Наук. С 1892 по 1901 директор Севастопольской биостанции.

Внёс практический вклад в аквариумистику

Им написано 115 научных работ, посвященных анатомии и истории развития безпозвоночных

Научный вклад (очень кратко)

С самого начала научной деятельности К. активно включился в разгоревшуюся в 60-х гг. 19 в. борьбу за дарвиновскую идею развития органич. мира. Изучив развитие многочисленных представителей осн. типов и классов многоклеточных животных, в особенности беспозвоночных (до него почти не изученных эмбриологически), К. способствовал своими работами установлению родственных связей между животными группами и тем самым установлению конкретных путей развития животного мира. Поставив сравнительный метод в эмбриологии на службу молодому эволюционному учению, К. превратил его в метод исторический. Он установил, что в процессе эмбрионального развития всех многоклеточных животных наблюдаются общие черты, к-рые свидетельствуют о единстве их происхождения. К. впервые проследил у кишечнополостных, червей, иглокожих, асцидий и ланцетника образование полого шаря в результате дробления оплодотворенного яйца, состоящего из одного слоя клеток, названное позднее бластулой, и образование путем впячивания одной из стенок бластулы двуслойного зародыша, названного гаструлой. Лишь позднее возникают различия, к-рые характеризуют отдельные типы животных. К. доказал образование зародышевых листков в процессе развития как беспозвоночных, так и позвоночных животных и сделал обобщение о соответствии зародышевых листков у представителей всех систематич. групп. Т. о., К. является основателем филогенетич. теории зародышевых листков, к-рая подтвердила и конкретизировала в области эмбриологии дарвиновское учение о генетич. единстве животного мира и разрушила господствовавшие в то время представления о принципиальных различиях в процессе развития позвоночных и беспозвоночных животных. Исследования К. имели выдающееся значение для решения вопроса о происхождении позвоночных. Более детально читайте в http://print.biografija.ru/?id=62448

Ну да ладно, вернемся к исходу профессоров Казанского Университета 1871 года из-за "реакционности Казанской профессуры". Типа, они там поделились на плохих и хороших. Как я понял, весь сыр бор начался со статьи Петра Францевича Лесгафта.

Далее цитирую типичное описание этого инцидента в российском интернете: " в 202 номере газеты «Санкт-Петербургские ведомости» за 1871 г. под заголовком «Что творится в Казанском университете», в которой П.Ф. Лесгафт подверг резкой критике произвол, чинимый частью профессуры и администрацией университета. «Дело Лесгафта», имевшее широкий резонанс среди научной общественности России, было вызвано вопиющим нарушением порядка проведения экзаменов по патологической анатомии, принимаемых у студентов профессором А.К. Петровым. При разборе дела в совете университета выяснилось, что экзамены были проведены с нарушением требований, то есть без препарирования трупа. По решению царя Александра II, профессор Лесгафт был уволен из университета без права заниматься педагогической деятельностью. Действия властей вызвали возмущение преподавателей и студентов медицинского факультета. Из солидарности, вместе с Петром Францевичем Казанский университет покинули Н.А. Головкинский, А.И. Голубев, А.Я. Данилевский, П.И. Левитский, В.В. Марковников, В.В. Имшенецкий, А.И. Якоби и другие профессора.".

Что меня  настораживает в обеих историях, так это то, что весь шум из-за элементарного (по нынешним временам кандидатского) экзамена, и то, что результатом экзамена стало присвоение каждому из профессоров ярлыка "реакционного". Конечно, не прочитав статью и указ императора Александра Второго, трудно судить об инциденте, но кое-что в интернет просочилось.

Пётр Фра́нцевич Ле́сгафт (21 сентября 1837—28 ноября 1909)— основоположник научной системы физического образования и врачебно-педагогического контроля в физической культуре в России, педагог, анатом, врач, доктор медицины (1865), доктор хирургии (1868). С 1868 — профессор Казанского университета, с 1886 — профессор Петербургского университета — преподавал анатомию. Занимался вопросами физического воспитания: в 1881 по инициативе Лесгафта были открыты курсы преподавателей гимнастики и фехтования для армии, с 1893 участвовал в работе Петербургского общества содействия физическому развитию. В 1893 году открыл Биологическую лабораторию. В 1896 добился открытия при Биологической лаборатории Курсов воспитательниц и руководительниц физического образования (Высшие курсы Лесгафта). Умер П. Ф. Лесгафт недалеко от Каира, похоронен в Петербурге.

Да простят меня те, кого это читает, но меня интересовала исключительно его жизнь до 1871 года, включительно. Это важно для понимания конфликта:

сын ювелирного мастера, родился в 1837 году в Петербурге. Когда он подрос, отец отдал его в ученики в аптеку, но эти занятия крайне не понравились молодому человеку: он бежал из аптеки и вернулся домой. С помощью старшего брата, он подготовился в один из старших классов немецкой гимназии (Анненшуле), куда и был принят. Окончив школу с серебряной медалью, он поступил в Медико-Хирургическую Академию.
Это любопытно: В 1860 году за умело выполненную работу по бальзамированию тела императрицы Александры Федоровны студент 5-го курса Петр Лесгафт получил вознаграждение в размере 300 рублей. Эти деньги пришлись кстати. Поступив в академию, Петр ушел из родного дома, снял комнату недалеко от зданий клиник и зарабатывал на жизнь лишь случайными уроками. Жесткая экономия была его спутником в течение всех лет учебы.
В 1865 году он защитил докторскую диссертацию: "Об окончании продольных мышечных волокон прямой кишки". В 1868 году Петр Франциевич был избран Казанским университетом на кафедру физиологической анатомии в звании экстраординарного профессора. В Казанском университете профессор Лесгафт совершает неординарный поступок. Для помощи в приготовлении учебных препаратов и проведении практических занятий он вначале привлекал студентов старших курсов, но в сентябре 1870 года он добился официального прикрепления к кафедре ученицы повивального класса Евгении Мужсковой. Так, впервые в России женщина надела прозекторский фартук и встала рядом с мужчинами. Петру Францевичу принадлежит идея создания антропологического музея, который благодаря его стараниям стал быстро пополняться ценными экспонатами» (Это не правда :музей существовал с 1864 г и вырос из коллекции профессора Петрова А.В.). 
 Лесгафт сразу заявил себя выдающимся профессором, лектором и организатором новой кафедры, которой до него не существовало. Не прошло и года, как был поднят вопрос о повышении профессора Лесгафта в звании ординарного профессора. Однако, вскоре случилась история, после которой он не только не получил ординатуры, но и был изгнан из университета и даже, по докладу министра, лишен права преподавательской деятельности


Вообще вся жизнь Лесгафта в иннете рассматривается через призму его афтержизненной легенды: " Как общественный деятель и учёный Л. сформировался под влиянием революционно-демократического движения в России 60-х гг. 19 в. Он активно боролся за развитие народного образования в России, многое сделал для организации женского образования. В 1905—06 Л. открыл Вольную высшую школу и при ней вечерние курсы для рабочих, ставшие одним из центров рабочего просвещения в Петербурге. За прогрессивную общественную деятельность подвергался преследованиям правительства. "

Не знаю как в более позднее время, но конфликт 1871 года, по-моему, не имел никакого отношения к политике. Хотя, надо признаться, трудно противостоять таким пассажам: 

"В 1871 за выступление против произвола реакции части профессуры и властей Казанского университета был уволен."

Вот как объясняют этот конфликт студентам кафедры анатомии человека Смоленской Государственной медицинской академии: "В то время Совет Казанского университета делился резко на две партии: прогрессивную, к которой принадлежал, конечно, Петр Франциевич, и консервативную, которую составляло большинство. Фактически все управление университетом находилось в руках этой партии, которая часто поступала вопреки здравому смыслу и справедливости нередко издеваясь над мнением меньшинства; при этом во всех своих решениях встречала энергичную поддержку в лице попечителя учебного округа. Нередко и сам попечитель по личному произволу делал беззаконные распоряжения. Выведенный из терпения Лесгафт написал статью о порядках, царящих в Казанском университете, в Санкт-Петербургские ведомости. Вслед за изгнанием Лесгафта лучшие профессора добровольно покинули университет".
Ну и, наконец, самая неожиданная политическая привязка: "«Дело Лесгафта», вызвавшее большое волнение научной общественности России, совпало по времени с событиями, смертельно напугавшими царское правительство: в сентябре 1870 года во Франции началась революция, приведшая к падению империи и созданию республики". Благодаря этому источнику, я нашел наиболее достоверное описание ситуации:

"Началось оно на уже подготовленной почве неприязни к попечителю П.Д. Шестакову.

Толчком же послужили экзамены, которые вместо профессора Лесгафта принял профессор патологической анатомии А.К. Петров. При разборе дела в совете университета выяснилось, что экзамены были проведены с нарушением требований, без препарирования трупа. Возмущенный этим обстоятельством, Петр Францевич написал письмо в газету, в которой вышла сенсационная статья «Что творится в Казанском университете». Так был вынесен сор из университетской избы на двор всей России. Скомпрометированный П.Д. Шестаков добился у царя увольнения профессора Лесгафта без права преподавания."

Из этого текста, очевидно, что речь идет о конфликте двух профессоров анатомии - ординарного Петрова Александра Васильевича и экстраординарного (т.е.на ранг пониже) Петра Францевича Лесгафта. Чисто профессиональный диспут профессор Лесгафт вынес на общефедеральный уровень и тут же поплатился за это своим местом с волчьим  билетом. Думаю, что сейчас эта история закончилась бы примерно также. По моим ощущениям, протест ушедших был вызван самим фактом вмешательства Верховного руководителя в чисто преподавательские дела. (Вот были времена!: мои герои ушли из Университета из-за вмешательства царя, Вернадский с другой группой профессоров ушли из Московского университета из-за полицейских, вошедших в здание обители высокой науки!) .

Еще раз повторюсь - без детального изучения статьи и указа трудно судить о том, кто прав, а кто виноват. Однако, в связи с потенциальной "реакционностью" не могу не сказать пару слов о контрпарте П.Ф. Лесгафта - профессоре А.В. Петрове, которому то и дело приписывают не его отчество. Некоторое представление о Петрове можно получить из вкладки.

Петров (Александр Васильевич) - видный деятель отечественной общественной медицины, профессор Казанского университета (1837 - 1885) по кафедре патологической анатомии с 1864 года.
Образование получил на медицинском факультете Казанского университета, в котором окончил курс в 1859 году. Доктором медицины признан по защите диссертации: "К учению об уремии" (Казань, 1862). Служил врачом в Якутской области. Председатель общества казанских врачей (1868 - 1884). Труды П.: "Критический разбор работ об уремии, направленных против Фрерихса" (Казань, 1863), "Заметки о земской медицине в Казанской губернии" (ib., 1872), "Очерк исследований, произведенных в патолого-анатомическом кабинете Казанского университета в 1873 году" ("Известия Казанского Университета", 1873), "Записка о деятельности общества врачей г. Казани" (Казань, 1873), много его статей в "Дневнике Общества Казанских Врачей". Ср. Н. Любимов "А.В. Петров, как председатель Общества Казанских врачей" (Казань, 1885).

Отдельные факты:

происходил из обер-офицерских детей, 

4-го июля 1861 г. совет Университета отправил его на один год в Дерпт для усовершенствования. Вернувшись в Казань, он выдержал докторские экзамены, и 28-го октября 1862 г после защиты диссертации был утвержден в степени доктора медицины; затем он получил должность окружного Олекминского и Вилюйского врача в Якутской области, но вскоре возвратился в Университет и 21-го октября 1863 г был избран доцентом патологической анатомии. 27-го мая 1864 г был командирован на два года за границу "с ученой целью", а 31-го декабря 1865 г был утвержден экстраординарным профессором по кафедре патологической анатомии.

В 1866 году Петров приехал из-за границы, и 7-го ноября того же года на него были возложены, кроме преподавания, еще и обязанности секретаря медицинского факультета Казанского Университета. Затем он был избран ординарным профессором.

По его почину образовалась "Комиссия санитарного исследования Казани и Казанской губернии"; он же учредил "Казанский отдел Высочайше утвержденного Общества попечения о раненных и больных воинах" и открыл при Казанском Обществе врачей "Отдел физического воспитания", стремясь осуществить в жизни идеи Песталоцци. В октябре 1870 г в Казани появилась холера, и Общество, руководимое Петровым, выполнило на практике поставленные ему широкие задачи. Город был разделен на участки, для каждого из них был назначен особый врач, в домах производились санитарные осмотры и т. д. Профессор Петров стремился к тому, чтобы вообще поставить на должную высоту санитарное дело в Казанской губернии и очень энергично принялся за выполнение этой задачи, но встретил не менее энергичное сопротивление со стороны местных властей. 

14-го сентября 1883 г он тяжко заболел и чахотка положила предел его деятельности.

Он напечатал: "К учению об уремии", диссертация на степень д-ра медицины, Казань, 1862 г то же на немецк. языке — "Virchow's Archiv", ч.ХХV, стр. 91—114; "Критический разбор работ об уремии, направленных против Фрерихса", Казань, 1863 г, 41 стр.; "Заметки о земской медицине в Казанской губернии", Казань, 1872 г "Очерк исследований, произведенных в патолого-анатомическом кабинете Казанского Университета в 1873 г в "Известиях Казанского университета" 1873 г, стр. 253—269; "Речь председателя в заседании Общества 2-го января 1871 г в "Протоколах Общества Казанских Врачей" 1871 г, стр. 21; То же, 18-го января и 1-го августа 1880 г в "Дневнике Общества Казанских Врачей" 1880 г, стр. 18 и 253; то же, 26-го марта 1881 г; там же 1881 г, стр. 207; "Об отравлении мышьяком с патолого-анатомической стороны" — в "Протоколах Общества Казанских Врачей" 1871 г, стр. 46 и Прилож., стр. 87—91.

Список остальных многочисленных трудов А. В. Петрова читатель найдет в сочинении Л. Ф. Змеева "Русские врачи-писатели", вып. II, СПб.,1887 г, стр. 46. 


Не исключено, что поддержка Петрова университетским начальством связана с фактором "свой-чужой", т.к. Петров был плоть от плоти Казанского университета, в отличие от пришлого Лесгафта.

Самое смешное заключается именно в реакционности Петрова, который был, на минуточку, одним из организаторов "Земли и Воли"!

В программе «Народной волн» говорилось: «Опутанный со всех сторон, народ доводится до физического вырождения, до отупения, забитости, нищенства — до рабства во всех отношениях. Поэтому мы, как социалисты и народники, должны поставить своей ближайшей задачей снять с народа подавляющий гнет современного государства, произвести политический переворот с целью передачи власти народу.  Врачи-демократы В. О. Португалов и А. В. Петров стали крупными представителями революционного направления общественно-медицинской мысли. Первостепенное значение они придавали «предупредительной» медицине, успехи которой связывали с ликвидацией голода и нищеты. http://oxti.ru/content/blogsection/0/9/30/2550/

Деятельность общества находилась под постоянным наблюдением жандармерии. Основной своей задачей оно ставило «повышение уровня общественного здоровья, возвышение общественного благосостояния». Решение этих проблем А. В. Петров видел «лишь только в силах самого народонаселения». «Отсюда, — писал ученый, — высокое общественное значение этого направления и невозможность ему оставаться далее в руках административных учреждений (к ним он относил и земские управы.—А. К.)... Естественно, что судить о своих кровных нуждах всего легче и удобнее самим нуждающимся и их представителям» ^ Придавая огромное значение гигиеническому направлению в общественной жизни, А. В. Петров утверждал в 1872 г.: «Существенное значение врачей-гигиенистов заключается в изучении причин болезней, по возможности в их устранении и в постановке людей в наиболее благоприятные жизненные условия; Преимущественное же исполнение указанных мер возлагается на само общество» ".. Врач-демократ отмечал постоянные противоречия в деятельности врачебных обществ и земских управ. «Земство, — писал он, — попечению которого вверено благосостояние населения, остается совершенно недеятельным, основываясь, вероятно, на необязательности для себя расходов по медицинской части, или занимается приложением ничего не значащих паллиативов» . Подчеркнув несостоятельность фельдшерских медицинских участков, неудовлетворительное состояние больниц, отсутствие санитарных мер, разгул эпидемий и эпизоотий,    А. В. Петров продолжал: «И наше сословие должно гордиться тем, что все приведенные  факты совершались без его участия, мало того, в большинстве случаев даже служили причиною или добровольного удаления врачей или же их изгнания» .В работе Общества врачей Казани ведущую   роль играли ученые-медики местного университета. Они активно разрабатывали санитарно-гигиеническое и медико-статистическое направление общественно-медицинской мысли, стремясь внедрять научные достижения в практику земской медицины.

или

http://www.ytec.ru/Gorodok/Gorodok_60_1.html

Кружки возникали и в других университетских городах. В Московском университете образовалась Библиотека казанских студентов (типа землячества), к которой примкнули другие студенты, молодые офицеры и чиновники. Позднее на базе этого кружка возникло московское отделение "Земли и воли".
В Казани подобные кружки возникали с середины 50-х годов, в начале 60-х они стали объединяться. Выделился ведущий кружок, послуживший позднее основой казанского отделения "Земли и воли". Видную роль в нем сыграли высланный из Харькова В.Португалов и В.Манассеин. В кружок входили главным образом студенты университета, с которыми сотрудничали некоторые молодые преподаватели (А.П.Щапов и А.В.Петров). Казанский кружок сотрудничал с Пермским, группировавшимся вокруг библиотеки В.С.Иконникова и местной духовной семинарии.

This page was loaded мар 19 2019, 7:38 pm GMT.