?

Log in

No account? Create an account
КАЖДЫЙ ДОКУМЕНТ - ЭТО СЛЕД!
СВЯЗИ - это цепочка между Вами и мной через документы!
Как обычно: одному все, а другому практически ничего! 
26-июн-2009 03:15 am


Лучистый тремолит - ГРАММАТИТ (Российская Федерация, Карелия,  Рускеала) из коллекции минералогического музея кафедры минералогии СпбГУ




























На мой взгляд, этому парню не повезло. Хотя он возможно так бы не считал. Кто его знает, как бы это было, но все-таки ученые народ очень амбициозный, особенно те, которые публикуются во всяких серьезных журналах. Мне точно было бы обидно, что все специалисты, окружавшие В.П. Смирнова ровно сто лет тому назад в стенах минералогического кабинета Санкт-Петербургского Университета, остались в анналах истории, а его инициалы даже не могут расшифровать. Он растворился в несчетных знаменитых однофамильцах, а темы его публикаций сегодня абсолютно неактуальны. Ну, действительно, кого интересует сейчас какой-то грамматит из Златоуста, цимолит или представления столетней давности о выветривании авгита?

Все обесценилось в череде революций и в безудержном накоплении нашего "совокупного геологического опыта", как любил говаривать мой учитель - профессор А.П. Соловов.

Так что, к сожалению, этот оттиск повод для того, чтобы вспомнить других коллег, отметившихся в связи с ним.

Как ни странно , но начну я не с Ивана Федоровича Синцова, а с Петра Андреевича Земятченского.

Дело в том, что Петр Андреевич на момент написания этой статьи был руководителем W.P. Smirnoff, профессором и заведующим кафедрой минералогии и кристаллографии Спб. Университета Именно он открыл месторождение грамматита в Златоусте "на берегу заводскаго пруда, и любезно предложил В.П. для исследования собранный матерiалъ".

Земятчинский был любопытнейшей личностью. Типичный представитель исследователя наук о земле на переломе эпох. Родился поздней осенью 1856 г. в семье церковнослужителя В 18 лет закончил Липецкое духовное училище и поступил в Тамбовскую духовную семинарию.
Четыре года отучился и увлекся естественными науками.
На этом его духовная карьера окончательно прервалась.

В 1878 поступил на естеств. отделение физ.-мат. факультета Спб. ун-та. Окончил ун-т в 1882 со званием канд. и с 1883 начал служить в ун-те хранителем минералогического кабинета.

Ученик и ближайший сотр. В. В. Докучаева. В 1889 защитил в университете диссертацию "Железные руды центральной части Европейской России" на степень магистра минералогии и геогнозии и в том же году в качестве приват-доцента начал чтение спецкурса по хим. минералогии. В 1896 защитил докторскую диссертацию "Каолинитовые образования южной России" и был избран экстраординарным профессором кафедры минералогии и кристаллографии; в последующем ординарным, а с 1914 — заслуженным профессором этой кафедры, которой заведовал до 1926.

Кроме университета преподавал и заведовал кафедрами минералогии также в Институте гражд. инж., Технол., в Женском (впоследствии 1-м Ленингр.) медицинском институте, на Фребелевских педагогических курсах. (совершенно не могу себе представить,как он это все мог сочетать?).
Одновременно с в 1882—86 и в 1888—90 участвовал в экспедициях В. В. Докучаева по изучению почв ряда губерний России, в 1886—88 по заданию Петербургского общества естествоиспытателей и Руссского минералогического общества обследовал железнорудные месторождения сред. части Европ. России (тема диссертации), в 1890—96 во многих губерниях проводил почвенные исследования, изучал месторождения глин и гончарно-керамические промыслы. В 1899 принимал участие в экспедиции Д. И. Менделеева на Урале с целью изучения месторождений железных руд.

С 1915 Петр Андреевич Земятченский сотрудничал в работах КЕПС при Академии Наук, руководил здесь отделом глиняных материалов.(отсюда связь с Вернадским и Ферсманом [Вернадский В., Ферсман А., Карпинский А. Записки об ученых трудах проф. П. А. Земятченского // Изв. АН СССР. Сер. 7. Отд-ние физ.-мат. наук. 1928. № 8/10; Вернадский В. И., Памяти профессора Петра Андреевича Земятченского, "Известия АН СССР. Серия геологич.", 1943, № 1. ])

До революции был награжден орденами Станислава 2-й и 3-й степени, Анны 2-й и 3-й степени, Владимира 4-й степени

В 1919, продолжая преподавание в университете, Земятченский организовал и был первым директором Государственного исследовательского керамического института; с 1925 заведовал его научным отделом. Одновременно, в 1925, организовал Грунтовую лабораторию в Центр. н.-и. дорожном бюро (впоследствии НИИ) при Упр. мест. транспорта и руководил ею до 1930. В 1926—34 был науч. сотр. Почвен. ин-та АН СССР, где создал минерал. лабораторию, которую возглавлял до переезда института в Москву.

В Университете в 1930 (в этот момент ему было ни много ни мало 74 года!) он организовал первую в стране кафедру грунтоведения, заведовал ею до 1934 (78 лет!), когда перешел на должность проф., оставаясь на ней вплоть до своей смерти.

Заложил основы новой отрасли геологии — глиноведения. Он выступил и как один из создателей грунтоведения. А цикл его работ по кристаллографии "Этюды по кристаллогенезису" (1909—14) отмечен Академии Наук присуждением премии им. М. П. Ахматова. В янв. 1928 был избран членом-корреспондентом АН СССР.

Глядя на этого титана в типичной академической шапочке  у меня только два вопроса:

Первый вопрос
зачем ему было дано свыше столько всего? Даже не почему, а именно зачем? Почему не разделить на несколько человек? Например, на того же В.П. Смирнова?

Ну и второй вопрос: ПОЧЕМУ ЕМУ ДАЛИ ТАКУЮ СМЕРТЬ? Он умер от истощения в блокадном Ленинграде в возрасте 86 лет. Не от банального сердечного приступа, а именно от истощения. Ну и заодно похороны на санках.


Из книги: Из статьи "Памяти профессора Петра Андреевича Земятченского, члена-корреспондента Академии наук СССР (1856-1942)". Печатается по книге: В.И. Вернадский. Избранные труды. Кристаллография. М.: 1988, с. 318-323.
.

"Этим моментом определялся дальнейший путь моей жизни", - говорит Земятченский. "Работа длилась в течение трех лет". "Так как средства экспедиции были малы, а камеральные работы не оплачивались, то приходилось думать о дополнительном заработке, который скоро представился в виде должности хранителя Минералогического кабинета Университета (23 р. 33 к. в месяц)".

 Через год Петр Андреевич получил место преподавателя естествознания в женском пансионе у А.Е.Докучаевой, жены В.В.Докучаева, который тоже начал свою трудную материальную жизнь с работы в этом пансионе, на директрисе которого он позже женился и которой он был очень обязан. Она была его незаменимой помощницей в научной работе, так как В.В.Докучаев не знал иностранных языков, которыми она прекрасно владела. Детей у них не было. Смерть ее оказалась для него роковой, и он ее не намного пережил. П.А.Земятченский принадлежал к тому блестящему и мощному кадру учеников Докучаева (1876-1903 гг.) - "докучаевцев", которые вызвали большое мировое научное движение, происходившее в нашей стране в 1870-1890-х годах, но вначале не сознававшееся в ней как таковое и которое окончательно выяснилось и получило мировое признание после международных съездов почвоведов в 1920-х годах.
<..........>
Достигнув большой старости, умирая на 86-м году своей жизни одиноким и бессильным стариком среди чужих, он, сохранив все силы ума, в осажденном Ленинграде, вдали от родной семьи, о которой он в последние годы ничего не знал и знать не мог, даже не мог знать, живы ли его дочь и внук, ему дорогие, - он все же мог умереть со спокойствием мудреца, который исполнил поставленную им самим жизненную цель честно и до конца.
<..........>
Круг его интересов чрезвычайно велик и далеко выходил за пределы научного знания. Он интересовался и общественной жизнью, и вопросами философии и религии. И всюду он мыслил самостоятельно, не считаясь ни с какими рамками. Он любил искусство, музыку, до известной степени вел светскую жизнь в свободное время. Он много читал и свободно читал (но не говорил) на нескольких иностранных языках. Очень оригинален он в некоторых своих пониманиях окружающего. Это был верный друг. Его личная жизнь была очень ярка. Он делал добро, но не зло.

1943


О связи Вернадского и Земятчинского

"создавшийся в студенческие годы на почве дру­жеских связей молодых людей узкий кружок, получивший название «Братства». Из числа его членов вышли впоследствии видные ученые и об­щественные деятели; кроме В. И. Вернадского – С.Ф. Одьденбург, Л.Н. Краснов, Н.Г. Ушинский, П.А. Земятченский, И.М. Гревс, Д.И. Ша­ховской и др. «Братство» продолжало некоторое время существовать и пос­ле окопчания его участниками Петербургского университета. Дружеские связи между ними сохранились на всю жизнь. На собраниях кружка в не­принужденной обстановке обсуждались волновавшие молодежь того време­ни научные философские, социальные, этические проблемы.!

П.А. Земятченского и В.И. Вернадского связывала многолетняя дружба, первый был одним из оппонентов Владимира Ивановича на защите докторской диссертации (1897), в 1928 В.И. Вернадский выступал в качестве рекомендующего на избрание П.А. Земятченского в члены-корреспонденты АН СССР, еще ранее (1912) выдвигал его экспериментальные работы на соискание премии им. М.В. Ломоносова

This page was loaded сент 15 2019, 12:03 pm GMT.